синенький скромный чулочек (biiig_ulcer) wrote,
синенький скромный чулочек
biiig_ulcer

вне жанра

Еще один интересный взгляд на намозолившую всем глаза нежно-зеленую книжицу. Я ее, сразу скажу, не читала и впредь не смогу себя заставить, да и не вижу в этом необходимости. Поберегу свой неокрепший мозг
Originally posted by mmekourdukova at вне жанра

 Я тут почти одолела (чрез аудиозапись, занимаясь починкой новых антикварных стульев (стулья тоже потом покажу)) – книжку, которую, судя по ее тиражу, уже читали все, а я пару раз бралась и всякий раз бросала.

Вообще-то я люблю читать всякое документально-художественное мемуарное о замкнутых мужских коллективах. И Довлатова, и Солженицына, и Шаламова, и Макаренку, и Пантелеева, и Лескова «Кадетский монастырь», и даже Куприна «На переломе», и Лидию Чарскую Помяловского, и древние патерики, наконец.

Даже перечитывать, и не по разу, люблю. Хотя и сюжетные ходы уже знаешь, хотя и везде, собственно, одно и то же: есть какие-то общие жесткие правила игры, есть члены коллектива со своими природными данными и – непременно! – со своими целеполаганиями и амбициями, есть конфликты, соревнование, борьба за власть-авторитет, нравственные и физические испытания, единение во имя идеи и просто ради красоты единения, поединки (словесные и прочие), вождизм, бойкоты, разруливания горячих ситуаций, бездны и катарсисы. Образы героев и побежденных.

Есть, хочу сказать, богатейшая духовно-нравственная традиция. Достаточно прочесть одного автора из списка – и всё уже выстраивается. Читаешь других – только для внутреннего подтверждения, ну и для оттенков всяких, эпошистости, кулёр-локальности.

 

Так вот, новопрослушанная книжка с треском с хлюпающим звуком вываливается из этой традиции. Я не обрела в ней ничего из того, о чем писали мемуаристы замкнутых мужских коллективов в последние 1400 лет (если от Палладия Еленопольского считать). А только мутное брожение, беспорядочное движение частиц, переливание из пустого в порожнее, неразрешенные и медленно гниющие конфликты, взаимное безнаказанное и неосуждаемое свинство, провально тупое острословие (прошу прощения за оксюморон). Этой удивительной книге как-то удалось стать совершенно в стороне от всего, что до сих пор христианская культура родила в жанре мужских-коллективных мемуаров.

И, возможно, я ещё на отдельный пост о детальках расшибусь.

 

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment